Андрей, какой ты был в детстве?

Такой же, как сейчас.

А я представляю тебя скромным, стеснительным ребенком.
Могу сказать только одно: меня мало интересовали сверстники, мне было с ними скучно.

Три фильма, которые сформировали твою личность.
В каждый отрезок времени повлиял тот или иной фильм, не могу конкретизировать. Все развивали и развивают до сих пор.

А в подростковом возрасте? Мне, например, голову тогда снес фильм «Заводной апельсин».
Фильмы Пазолини, правда, не могу сказать, что они взорвали мой мозг. Они, скорее, меня заинтересовали, прояснили какие-то определенные вопросы, ответы на которые я не знал в подростковом возрасте. И еще Феллини.

Скажи, кино или театр? Давай молниеносный искренний ответ!
Одинаково, но, вообще, кино.

А тебе хотелось бы создавать костюмы для театра?
Да, пожалуй.

В твоих коллекциях я пытаюсь выявить какую-то стилистическую ноту, единый образ. И, как мне показалось, я его нашел. Это девушка из состоятельной семьи, но с бунтарской манерой одеваться. Речь идет не о крайностях типа панков или готов, а о любящих «аккуратно пошалить». Мои ощущения схожи с твоими образами?
Ну, да, почему бы и нет.

И я думаю, ты согласишься, что есть определенная доля юмора в них.
Да, конечно. Хотя я бы сказал, самоирония, которая должна быть в первую очередь.

А как бы ты описал идеальную девушку, одетую от Андрея Репина?
Девушку?..  Я рисую персонажей. Просто придумываю героинь для каждой  истории, и в каждой коллекции эта героиня неповторима.

Опять же, мое личное ощущение, что твои «персонажи», скорее, играют в переодевание.
Они могут себе это позволить. Сегодня быть Кейт Мосс, завтра девочкой из хорошей семьи, послезавтра героиней Катрин Денев из «Дневной красавицы». Но это не законсервированные образы, а лишь маски, игра.

Игра в образы?
Да, игра в эти образы с учетом современной реальности. Это не винтаж.

Хотя классика сквозит.
У нас же есть определенные задачи, и одна из них – коммерческий успех вещей.

А если абстрагироваться от коммерческой составляющей, как выглядит идеальная девушка в твоем понимании?
Это может быть кто угодно, от миллионерши до топ-модели.

Всё равно есть типаж, которого ты придерживаешься. Какой он?
Это девушка, от 25 до… бесконечности.

roma1414

С возрастом уверен?
А почему нет? Например, Джоан Коллинз.

В твоих моделях?.. Ей же 80!
А почему нет? С ее прекрасным начесом. Я и ее могу представить в своих моделях. Это игра. Опять же, мы говорим не о фриках. Джоан с юмором к себе относится. Ты смотришь на нее и понимаешь: человек знает, что такое самоирония. И в то же время она знает, как быть женственной и сексуальной. Но вот если говорить про девушку, образ которой я сейчас представляю, то это молодая особа, работающая в НИИ, с хорошим вкусом. Возможно даже, немного в ретро-настроении. Такая вот игра в наших мам и бабушек. В 50-е, 60-е, 70-е, 80-е.

А лично для тебя мода – это что?
Мне не очень нравится слово «мода». Важнее, наверное, стиль. В моем понимании или даже ощущении слово «мода» – это массовость.

Массовость?
В понятие моды сейчас включена массовость, и это не очень хорошо.

Это слово как бы затасканное. А у тебя нет ощущения, что сейчас и слово «стиль» понемногу «затаскивают» с поводом и без?
Конечно. Потому что очень много ролевых моделей, на которые все равняются. Это было бы хорошо, если бы эти ролевые модели не были так друг на друга похожи.

Источники вдохновения, скажем так, одни и те же.
Да-да. И для меня в этом и есть отрицательный смысл моды. Не то, что предлагают на подиуме. А на подиуме нам предлагают истории. Вообще, для меня мода – это чистый бизнес, построенный на страхах и комплексах потребителя, но мне ближе говорить об индивидуальном стиле.

Не помню, кто сказал, что мода – это игра.
Абсолютно верно. Сегодня девушка в одном настроении, оденется так, завтра – другое настроение и новый образ, и т.д.

А в чем разница между образом и маской?
Это части одного целого.

Как ты относишься к перфекционизму?
Хорошо.

Сегодня это не является помехой в модной индустрии, в мире коммерции?
Конечно, является. Но это личный выбор каждого. Для меня же качество превыше всего.

Хочу вспомнить, как на одной из моих съемок ты зашел ко мне и увидел, что я ищу черную ленту: та, которая была, не годилась по фактуре и качеству. И ты исчез на 5–10 минут, а потом появился с бархатной лентой, которую сам сшил. Это было незабываемо и очень приятно. Тогда это меня поразило. Не у каждого встретишь такой подход к работе и отношение к творчеству, потому для меня это вдвойне ценно. Спасибо тебе еще раз.
Рад был помочь.

В одном большом глянцевом журнале прочитал интервью модельера, который занимает пост креативного директора известного итальянского бренда. Там он заявляет, что красота для него – это плохой вкус.
Отчасти да. Потому что когда мир вокруг сделался сахарным, зефирным, люди стали «наедаться». И если рядом с ними диссонансом звучит какое-то иное модное высказывание, это вызывает интерес. В качестве иллюстрации могу привести французский модный дом Balenciaga (пост креативного директора здесь с 2015 года занимает грузинский модельер Демна Гвасалия – ред.). Или Гошу Рубчинского (российский дизайнер уличной мужской одежды – ред.). Но мы всё это хорошо знаем, выросли в этой стилистике.

У меня во дворе такие ребята водились, один в один.
А для Запада это нечто новое, они никогда такого не видели. И потому, кстати,  «мода с улиц», назовем мягко, не нашла такого отклика у русских покупателей.
Молодежь, к примеру, и хотела бы купить, но ей дорого, и она с легкостью может приобрести похожие вещи в масс-маркете. А публика постарше жила в это время, всё это видела и явно не тяготеет к такому стилю. Они стремятся к тому, чего у них не было.

Они до сих пор хотят одеваться, как я называю, «дорого – богато».
Нашим людям хочется праздника, и это неплохо.

Да, у нас много серых дней и плохой погоды, и это, конечно, сказывается. Все-таки наш клиент не готов выглядеть как мальчик из подворотни, наши всё еще требуют той самой, как ты сказал, сахарности и зефирности.
Такого рода дизайнеры предлагают не просто одежду в урбанистическом стиле, а некий lifestyle, но он пессимистически-романтичный, что опять же не попадает в нашу публику.

Ты же понимаешь, что если у нас женщина оденется с ног до головы в «урбанизм – романтизм», ожидаемого мужского успеха не будет.
Конечно, не будет.

Я к тому, что это не для нашей публики, это, скорее, для определенного сорта людей: для детей состоятельных родителей, подростков, которые готовы тратить немалые деньги на то, чтобы выглядеть так, будто у них нет денег.
Пожалуй.

А насколько важна сексуальность для модели, которая демонстрирует твою одежду? Это первично или вторично?
Это не суперважно.

Я понял, важнее самоирония. А ты любишь рисковать, кстати? Под риском я подразумеваю создание необычного дизайна или работу с необычным цветом, например.
Пытаюсь.

Текст: Михаил Семенишин

Фото: Роман Гусев